Многовато будет

Кредит для микробизнеса: под восемнадцать процентов,

на три года и под залог

ВВП Прямая линия 30.06.2021.jpg

30 июня 2021

В ходе Прямой линии Владимир ПУТИН ответил на вопрос представителя микробизнеса из Сургута. Президент России признал, что ставка кредита в размере 18% процентов – это «многовато».

Более трёх часов президент общался напрямую с гражданами России. Среди огромного количества вопросов, отобранных организаторами Прямой линии, лишь один оказался посвящен малому бизнесу.

 

Предприниматель из Сургута Максим ХАРЛОВ в прямом эфире задал главе государства такой вопрос (цитируется по сайту kremlin.ru ): «Хотел бы озвучить вот какой вопрос. Как представитель предпринимателей обращался неоднократно за финансовой поддержкой, за получением кредитования на развитие бизнеса, но те условия, которые предлагает кредитная организация, не позволяют эффективно развиваться. Это высокие процентные ставки, от 18 и выше, это сроки кредитования до трёх лет, то есть очень короткие, также требуют залог. Такие условия не позволяют получить эффективную финансовую поддержку и направить денежные средства на развитие и, как результат, на развитие предпринимателей, которые могут стать локомотивом нашей экономики.

Соответственно, вопрос: рассматривается ли Правительством эффективная поддержка предпринимателей в этих вопросах: увеличение сроков кредитования, снижение процентной ставки и отсутствие залогов? Это я говорю про оборотное кредитование, суммы небольшие – 5–10 миллионов, то, что необходимо микробизнесу. Вот в этом заключается вопрос».

 

Президент ответил весьма обстоятельно: «Максим Евгеньевич, вопрос не праздный, я Вас прекрасно понимаю. Малый и средний бизнес, малые предприятия, микропредприятия и соответствующим образом обеспечение их работы финансами – чрезвычайно важные вещи. И конечно, в условиях пандемии малый и средний бизнес пострадал больше всех. Мы тоже отдаём себе в этом отчёт. Но обращаю Ваше внимание на то, что мы предприняли, Правительство предприняло целый набор мер, для того чтобы поддержать малых и средних предпринимателей. Там и кредиты под нулевую ставку, и под 2 процента с погашением потом этих кредитов, если сохраняется численный состав работающих, пролонгация кредитов, снижение налоговых ставок, в том числе по социальным взносам в два раза. Это большой, серьёзный набор мер.

То, о чём Вы говорите, тоже важно. Максим Евгеньевич, я Вас прекрасно понимаю. Но для того, чтобы организовать такую работу, скажем, беззалоговую, – это тонкая вещь. Ведь прийти за деньгами – дело несложное. А как их отдавать? Это может подорвать нашу банковскую финансовую систему. Хотя, конечно, у них прибыль большая. Финансовая система у нас, слава богу, устойчивая, и это очень хорошо. Но принять решения, которые бы, по сути, раскачали эту финансовую платформу, – тоже, видимо, опасная вещь.

Сегодня, Вы сказали, 18 процентов Вам предлагают, да? Многовато. Это много, я согласен с Вами. Потому что средняя ставка у нас сегодня – 12 процентов по малым предприятиям и по микрокредитованию. Есть и льготные формы. Я не знаю, Вам кто-то предлагал это или нет. Смотрите, у нас есть льготное кредитование. В чём оно заключается? Ключевая ставка ЦБ, она у нас сегодня 5,5 процента, по-моему, плюс 2,75 процента к этой ключевой ставке. Если сложить 5,5 и 2,75, получится – сколько у нас? – 8,25, по-моему. Но это гораздо лучше, чем 18 или даже 12 процентов.

В прошлом году мы, для того чтобы обеспечить такую работу, в таком ключе, направили из бюджетных источников, а люди получили триллион рублей. Это, казалось бы, большие деньги, но совершенно недостаточные, имею в виду потребности в этом секторе экономики.

Максим Евгеньевич, мы, конечно, будем и дальше развивать эту систему. Это вопрос бюджетных возможностей или бюджетных ограничений, с другой стороны. Но 18 – это многовато. Если Вы оставите свои координаты, свои данные».

Одна из ведущих Прямой линии заверила: «У нас есть все эти данные».

Ответ Максиму Харлову имеет большое значение. Во-первых, в этом ответе признаётся, что ставка, по которой банки предлагают кредит данному конкретному предпринимателю, слишком высокая.

Во-вторых, ответ оставил Максиму Харлову надежду, что президент разберется с данной конкретной ситуацией. И верится, что разберётся. Прямые линии предшествующих лет в этом убеждают: в «ручном режиме» решаются многие локальные вопросы: и протекающие крыши, и недоступные лекарства, и незаконные увольнения. Возможно, решат проблему и с кредитованием сургутского предпринимателя.

 

Однако не может ведь глава государства заниматься лично с каждым малым предпринимателем, которому банки выкатили бы ставку 18%. Очевидно, вопросы такого рода должны решаться системно. И президент пояснил, как они решаются для МСП: льготное кредитование по ставке, на 2,75% превышающей ставку ЦБ. Арифметика простая: «Если сложить 5,5 и 2,75, получится – сколько у нас? – 8,25, по-моему. Но это гораздо лучше, чем 18 или даже 12 процентов».

 

Конечно, 8,25% -- это гораздо лучше, чем 18%. Дай Бог Максиму Харлову хотя бы под эти 8,25% и получить кредит. Однако срок кредита короткий – три года, и это осталось без комментария. А на беззалоговый режим предоставления кредита малому бизнесу рассчитывать не приходится, поскольку такой подход «может подорвать нашу банковскую финансовую систему».

В одном из сообщений информагентств, посвящённом этому вопросу Прямой линии, отмечалось: «Ранее бизнес-омбудсмен Борис Титов в докладе Путину предложил восемь мер поддержки российских предпринимателей. Он отметил, что доля малого и среднего бизнеса за 2020 год во время пандемии сократилась до уровня пятилетней давности.

Среди мер — льготное рефинансирование и реструктуризация кредитов для пострадавших от пандемии предпринимателей, которые потеряли более 30 процентов выручки, мораторий на повышение кадастровой стоимости во всех регионах России на 2020 -- 2022 годы, заморозка роста тарифов на коммунальные услуги до 2023 года» (https://lenta.ru/news/2021/06/30/py/).

Конечно, всё относительно: даже льготная ставка, по которой нашему малому бизнесу предлагают брать кредиты, не такая уж низкая (не говоря уже о краткосрочном горизонте кредитования). Достаточно сравнить ставку ЦБ, которая служит точкой отсчета для формирования российских льготных кредитов, со ставками других центральных банков мира: ЕС – 0%, Англия 0,1%, Швейцария - 0,75%,  Япония -- 0,1%, Канада -- 0,25%, Австралия -- 0,25%, Китай -- 3,85%, Индия – 4%, Бразилия -- 4,25%, Россия -- 5,5% (источник: https://www.investing.com/central-banks/).

Современные отечественные банкиры считают 8,5% не просто приемлемой, а весьма благоприятной кредитной ставкой. А между тем в Российской империи даже более низкие ставки не считались льготными. Уже в XVIII веке первые кредитные организации России выдавали ссуды под 8% -- хотя, надо признать, тогда ещё только для избранных: «Первым российским кредитным учреждением банковского типа стала Монетная контора, которая в 1733 – 58 гг. выдавала ссуды на год высшей придворной знати под залог золота и серебра из расчета 8 % годовых» (источник: https://historicaldis.ru/blog/43516359028/Kreditnaya-sistema-v-Rossiyskoy-imperii).

Однако уже вскоре созданные государством банки стали предоставлять кредиты не только высшей придворной знати, но и другим сословиям – помещикам, купцам. В Российской империи установили предел допустимой наживы банкиров. Были определены четкие критерии ростовщичества и принят указ наказании за превышение допустимого уровня ставки по кредитам. Вспомним об  именном указе Императрицы Елизаветы от 13 мая 1754 г. «Об учреждении Государственного Заёмного банка, о порядке выдачи из оного денег и о наказании ростовщиков».

Начинался указ такой преамбулой: «Объявляется во всенародное известие. Многие Российские Наши подданные, а более из дворянства, имея в деньгах нужду, принуждены занимать у других с великими процентами и с закладами такими, который против взятья денег в полтора или вдвое стоить может; выкупить же чем на положенный срок не может исправиться, и от того приходят в убожество и разорение, и дают не токмо по 12, но и по 15 и по 20 процентов, чего во всем свете не водится; а иные есть и такие бессовестные грабители, что по прошествии срока и малых дней положенного заклада, хотя б и деньги приносил, не отдают; а другие вымышленно обнадеживая, незапискою закладного имения продолжают, и по сроке заложенные деревни за собою записывают; и тако в малых деньгах великого закладу лишаются».

Этим указом было объявлено об учреждении Государственных Банков: «первый для дворянства в Москве и в Санкт-Петербурге, второй для поправления при Санкт-Петербургском порте коммерции и купечества, в знатной сумме».

Предельная ставка по займу определялась в размере 6%; были определены меры наказания за её превышение: «А ежели кто впредь дерзнёт брать более шести процентов, и в том изобличены будут, у таковых те данные от них в заём деньги останутся у заёмщика, а для казны всё их имение конфисковать».

Как видим, против "убожества и разорения", которыми чреваты неумеренные аппетиты ростовщиков, в Российской империи выдвигались очень чёткие системные меры на самом высоком уровне.

 

В заключение остаётся привести цитату из русской классической литературы. Главный герой романа Федора Достоевского «Преступление и наказание» Родион Раскольников случайно услышал в трактире рассказ незнакомого студента, который с негодованием характеризовал злобную старуху-процентщицу: «И он стал рассказывать, какая она злая, капризная, что стоит только одним днем просрочить заклад, и пропала вещь. Дает вчетверо меньше, чем стоит вещь, а процентов по пяти и даже по семи берет в месяц и т. д.». Вот уж воистину вредная старушонка...

Любовь КИЗИЛОВА