Генерируй мысль!

Вернуть инженера в правовое поле,

дать возможность зарабатывать

24 ноября 2013

В четверг прошел V Московский международный инженерный форум "Инженерная мысль – доминирующий фактор роста производительности труда».

Предлагается принять законопроект, возвращающий инженера в правовое поле. Инженер должен иметь возможность заниматься частной практикой, вести собственный бизнес.

 

Пятикомнатная для молодого инженера

«Иван Ильич получил для устройства личных дел трехдневный отпуск и все это время бегал по городу в поисках квартиры. Он пересмотрел десятки домов, - ему ничто не нравилось. Но в последний день неожиданно он нашел именно то, что представилось ему тогда в вагоне: пять небольших комнат с чисто вымытыми окнами, обращенными на закат. Квартира эта, в конце Каменноостровского, была дороговата для Ивана Ильича, но он ее сейчас же снял и написал об этом Даше».

 

Отвечая Ивану Ильичу, Даша сетует: "Милый друг мой, - писала она, - вы сняли квартиру в целых пять комнат. Подумайте - в какие расходы вы вгоняете себя. Ведь если даже придется вам жить не одному, то и это много: пять комнат! А прислуга, - нужно держать двух женщин, это по нашему-то времени».

 

Для тех, кто не помнит: это строки из трилогии Алексея Толстого «Хождение по мукам», а Иван Ильич – молодой инженер, который надумал жениться.

 

«По приезде в Петербург Иван Ильич в тот же день явился на Балтийский завод и был зачислен в мастерские, в ночную смену», - так описан момент трудоустройства Ивана Ильича.

 

Это не урок литературы -- это параллель между уровнем жизни молодого русского инженера в царской России (причем в смутную, предреволюционную пору) и сегодня. Может у нас молодой инженер, вчера устроившийся на работу, снять небольшую пятикомнатную квартирку? А нанять двух человек прислуги?

 

«Снижать разрыв»

Выступая в четверг на V Московском международном инженерном форуме, заместитель министра   труда и социальной защиты РФ Любовь ЕЛЬЦОВА  сетовала, что на некой вакансии инженера, с полной занятостью, предлагается зарплата 18 тыс. рублей в месяц. Правда, это в Сибирском федеральном округе, уточнила она.

Хорошо, посмотрим в иных местах – да хоть бы и там, где работал герой «Хождения по мукам». Вот вакансия известного кадрового агентства – тот же Балтийский завод в Питере, инженер по подготовке производства – «37 тыс. до вычета НДФЛ». Вычтем НДФЛ, останется на руки 32 190 руб.

Инженер-проектировщик – 40 тыс., инженер по метрологии – 37 тыс. Какое жилье они могут снять? На какие средства содержать семью? О прислуге умолчим. Это в дореволюционной России господа инженеры не мыли полы и не варили суп. Сегодня все иначе: упадок материальный, потеря статуса и престижа, уважения в обществе.

Теперь сравним с уровнем жизни инженера на Западе. Данные по средней зарплате инженера привел в своем выступлении президент Национальной палаты инженеров РФ Игорь МЕЩЕРИН: у них (в этой проклинаемой рыночной экономике) – 50 долл. в час, у нас – 5 долл.

Очевидно, вот это должно беспокоить наши причастные федеральные ведомства: возможность выживания самой профессии инженера, выведение ее из глубокого социального упадка. А они нам рассказывают про справочник профессий, профстандарты (о, их уже более тысячи!), про семинары и вебинары, конкурсы умений. Но ведь федеральные министерства – это не методические центры. Они, скорее, призваны быть стратегическими штабами. Иметь объективную статистику, анализировать ее, чтобы обеспечить масштабное видение ситуации в профессии. И только исходя из анализа -- предлагать пути развития, комплексы мер, законодательные реформы.

А получается так: сегодня приняли «Болонскую систему», обозвали выпускников по-западному, бакалаврами и магистрами – а завтра поняли, что это не есть хорошо. Все это напоминает броуновское движение молекул – не просматривается стратегического видения профессии на экономическом ландшафте страны.

Сколько сегодня требуется промышленности инженеров, каких? В какой мере рынок труда способен удовлетворить потребность в инженерных кадрах? Каковы прогнозы их оттока из России? Почему Китай собирает умных специалистов по всему миру, а мы своих (у нас высокий кадровый потенциал!) безвозвратно теряем?

Может быть, это кому-то и известно.  Однако от представителей федеральных министерств на инженерном форуме ответов на эти вопросы не прозвучало. Да и самой постановкой таких вопросов ведомства, похоже, не очень озабочены. Представители  Министерства образования и науки РФ вообще не пришли на форум.

Замминистра труда и социальной защиты Любовь Ельцова говорит, что надо «снижать разрыв в оценке труда». Разрыв между чем и чем? Десятикратный разрыв между оплатой труда американского и русского инженера? Между зарплатой инженера, работающего в отечественной нефтегазовой отрасли и инженера с Балтийского завода? Между уровнем жизни Телегина из «Хождения по мукам», с его «небольшой пятикомнатной квартиркой», и сегодняшнего выпускника российского вуза?

И главное – как конкретно предполагается «снижать разрыв»?

Если будет принят законопроект, предусматривающий право инженера вести свой бизнес, у него появится шанс зарабатывать. Однако для этого надо, чтобы весь малый бизнес, не только инженерный, мог развиваться без препон. Не помогать, а хотя бы не давить, дать возможность спокойно действовать в правовом поле, по понятным, предсказуемым правилам  – вот чего ждут предприниматели от государства.

А что же будет с инженерами, которые останутся на государственных предприятиях? Если сохранится представление о том, что инженеру можно платить как шофёру или дворнику (при всем уважении к этим профессиям), то вряд ли в ближайшее время будет обеспечен технологический прорыв.

В приветствии форуму от мэра Москвы говорится: «Сегодня инженеры крайне востребованы в столице». Хотелось бы, чтобы это было именно так, но статистика иная. Инженеры вообще не упомянуты в перечне из двадцати наиболее востребованных профессий в Москве (на 1 мая 2017 года). Этот список опубликован в информационно-методическом пособии Московской конфедерации промышленников и предпринимателей (работодателей) «Роль объединений работодателей в развитии кадрового потенциала города Москвы» (стр. 40).

Вот первая десятка этого списка: водитель автомобиля, стрелок, уборщик производственных и служебных помещений, каменщик, матрос (!), дворник, моторист, слесарь-ремонтник, штукатур, контролер. Самая высокая средняя зарплата – у водителя: 35 923 руб.

 

Зачем учиться в техническом вузе, проходить практику, всю жизнь подтверждать квалификацию, генерировать идеи?

 

Кто создаст продукт?

На двух «круглых столах» в рамках форума было много авторитетных людей и говорилось много интересного, особенно в отношении законопроекта «Об инженерной деятельности в РФ». Он активно готовится рабочей группой к внесению в Госдуму. Предполагается вернуть в правовое поле название и понятие инженерной профессии, обеспечить возможность инженерам заниматься частной практикой, наравне с представителями других творческих, интеллектуальных профессий.

И это очень важные нормы: если они будут приняты, безработные инженеры (или те, у которых не сложилась карьера)  обретут реальную возможность заниматься малым бизнесом, обеспечивать себя и свои семьи – а это значит повышать социальную стабильность, способствовать росту экономики.

В ходе дискуссии о роли инженера в экономике была высказана и такая мысль: «Импортозамещение – красивый лозунг. А кто создаст продукт?»

Выступая на форуме, глава Национальной инженерной палаты  Игорь Мещерин предсказал: еще восемь-десять лет будут работать инженерные кадры, выпускавшиеся в СССР, «у которых есть чему поучиться».

А когда это поколение уйдет? Действительно, кто создаст собственную электронную компонентную базу, не говоря уже о телефонах и компьютерах? И как можно решать более сложные технологические задачи, если не решены эти, о которых говорится задолго до ввода санкций?

В выступлениях и на «круглых столах», и на самом форуме предсказывалось, что санкции в отношении России будут ужесточаться (и это похоже на правду). Как же мы будем этому противостоять в технологическом плане?

Технологии ради жизни

Даже те направления, где наши научно-технологические разработки способны обеспечить прорыв, не находят поддержки и развития. Наиболее убедительно говорил об этом академик Российской академии медицинских наук Александр ЧУЧАЛИН. Он показал, что это вопрос жизни и смерти. Можно снизить ежегодную смертность в стране на 500 - 600 тыс. человек в год (сейчас она - 1,9 млн. человек), и решение проблемы лежит именно в инженерной сфере, в технологиях, связанных с кислородом, с применением цеолита, уникальные залежи которого есть в стране. «Инженерное решение лежит на поверхности», - утверждает академик, но нишу уже начал заполнять Китай. «Хотел бы вашу инженерную мысль обратить к этой проблеме», -- призвал ученый.

У нас в медицине созданы уникальные технологии с использованием термического гелия, имеются и запасы самого гелия. «Есть разработки наших инженеров, но надо создать рынок», - пояснил Чучалин.  «Интеллектуальный медицинский потенциал России очень высок, надо его использовать», - заключил академик под аплодисменты.

Днём с огнём

Наша экономика не восприимчива к новым технологиям. Это отражено даже в лексике: изобретения у нас не применяют, а внедряют. Внедрять – будто пробиваться сквозь стену.

 

Изобретатель из Орла Виталий СМЕЛКОВ, представлявший на выставке форума «Фонарь пешехода» (светит во все стороны, подает сигналы водителю на пешеходных переходах, для безопасности), сказал, что он прекратил разработку изобретения – устал искать поддержку. А что же он делает здесь? Попросили, пришел. Принес фонарь. Вам это ничего не напоминает? Днём с огнём, то есть с фонарем, Диоген искал человека.

Нет мотивации и у бизнеса для использования новых технологий. «Надо создавать мотивацию, чтобы наши предприятия оживали», - убежден исполнительный вице-президент РСПП Александр МУРЫЧЕВ. Однако происходит не ослабление, а усиление административной и налоговой нагрузки на предпринимателей. Президент страны призывал снижать нагрузку, а ведомства – наоборот, повышают.

По словам гендиректора АО «Союзцветметавтоматика» Владимира ТОПЧАЕВА, 80% продукции его предприятия является инновационной, 30% - экспортной. Правда, раньше у предприятия было пятьдесят изобретений в год, сейчас – на порядок меньше. А в Китае за это время количество изобретений выросло в 4 – 5 раз.

Топчаев тоже напомнил: «Наш президент дал указание в течение трех лет не повышать налоговую нагрузку на бизнес». Однако повышают, хотя и не всегда прямо. «Голь на выдумки хитра», - гендиректор пояснил, что «голь» в данном контексте - это образ Минфина, который «повышает в сто раз стоимость помещений», считая их  офисными – ведь там стоят компьютеры (очевидно, имеется в виду расчет налога на имущество по кадастровой оценке). «Мы доказали, что мы наука, а не офис», - рассказывает Топчаев. Вот на что приходится тратить время и силы разработчикам!

Председатель Московской Конфедерации промышленников и предпринимателей, депутат Госдумы Елена ПАНИНА, которая вела инженерный форум, поддержала Топчаева: «Что касается налоговой нагрузки, вы абсолютно правы».

Более того, Елена Панина напомнила, что несколько дней назад четыре ведущих бизнес-объединения страны (РСПП, ТПП, «Деловая Россия» и «Опора Росии») обратились к президенту страны с письмом о росте фискальной нагрузки на бизнес, заложенной в федеральном бюджете на будущий год.

 

Вносите предложения

В завершение форума Елена Панина предложила вносить предложения в итоговые рекомендации. В их числе внесение в Госдуму закона об инженерной деятельности - с тем, чтобы обеспечить его принятие в 2018 году; обращение  к президенту страны с предложением объявить 2019 год в России «Годом инженера». Это очень конкретные пункты.

А есть и более размытые: «Обратить внимание государства на  необходимость мер поддержки рационализаторской и изобретательской деятельности...» Уж обращали внимание, и не раз...

 

Любовь КИЗИЛОВА

 

Иллюстрация: наше инженерное будущее (участники  фестиваля детского и молодежного научно-технического творчества «От винта»).

Иллюстрация в анонсе: на заседании "круглого стола" обсуждают законопроект об инженерной деятельности.

Фото «Свой проект».