Между прошлым и будущим

Заметки с Национального конгресса цифровизации

12 декабря 2018

На пленарном заседании XIII Национального конгресса «Модернизация промышленности России: приоритеты развития», прошедшего во вторник в «Президент-отеле»,  ностальгировали о былых космических достижениях, говорили о программах, проектах, технологических инициативах, корпоративных акселераторах... Какова конкретная ситуация в производстве сегодня, как развиваются высокотехнологичные отрасли, обеспечивающие цифровизацию в стране, осталось за кадром. По сути, основные докладчики балансировали между прошлым и будущим, избегая разговоров о настоящем положении дел в реальном секторе экономики.

«Немножко выпадает связь…»

Заявленную тему Национального конгресса обсуждали широко и довольно расплывчато. Из выступлений не удалось узнать, как обстоят дела в российской электронной промышленности, машиностроении, каковы конкретные результаты выполнения отраслевых программ импортозамещения. Не прозвучало статистики -- цифровых показателей, характеризующих состояние и динамику развития этих важных отраслей.

А между тем, как заметил ведущий пленарного заседания, вице-президент НИУ «Высшая школа экономики» Игорь АГАМИРЗЯН, цифровизация «абсолютно критична» и для повышения производительности труда, и для повышения конкурентоспособности нашей промышленности на мировом рынке.

Правда, вопрос в том, что понимать под цифровизацией: производство реальной продукции высокотехнологичных отраслей, обеспечивающей современный уровень технического развития (выпуск конкурентоспособных отечественных компьютеров телефонов, робототехники, 3D-принтеров) или рассуждения на темы инфраструктурных проектов, бизнес-моделей, «центров компетенций» и заклинания с употреблением волшебного существительного «стартап», звучащего наподобие «Крибле – Крабле -- Бумс».

Слово «стартап» было, пожалуй, наиболее часто произносимым в выступлениях. Стартапы – дело хорошее, кто спорит, но что за ними стоит, что они могут предложить? Не прозвучало ни одного конкретного примера какой-то полезной, эффективной, конкурентоспособной продукции со стороны этих структур. Зато был вот такой пример разработки от некоего стратапа: установка для опреснения воды, стоимость  установки превышает расходы на доставку бутилированной пресной воды…И тут уместно вновь процитировать  Игоря Агамирзяна: по его словам, «немножко выпадает связь» между стартапами, посевными инвестициями и промышленностью.

Степень зависимости

«Процесс идёт во всем мире и коснулся всех отраслей», «Проблем достаточно много» - такие общие фразы преобладали в выступлениях. Ведущий упомянул о «зависимости от иностранных производителей программного обеспечения», что давало основания ожидать предметного разговора на эту острую, жизненно важную тему. Однако и тут всё свелось к общим фразам о длительном «недоинвестировании».

Как-то вскользь упоминалась и зависимость от иностранной электронной компонентной базы, при этом допускалась возможность «спящих закладок» в нашей технике. Пожалуй, такой критичной теме, связанной с безопасностью страны, стоило бы посвятить отдельный форум, системно проанализировать проблему…

Не секрет, что основные достижения российских высоких технологий в нашей стране традиционно были сосредоточены в ОПК и космической отрасли. О некоторых разработках упоминал, например, в своём выступлении первый заместитель генерального директора по развитию орбитальной группировки и перспективными проектам Госкорпорации «Роскосмос» Юрий УРЛИЧИЧ. Он, в частности говорил о превосходстве отечественной системы ГЛОНАСС. Есть только две системы – российская ГЛОНАСС и американская GPS, заметил он; европейцы отстают, «китайцы рвутся на этот рынок, но они отстали от нас на десятилетия».

О преимуществах российской системы ГЛОНАСС действительно известно – как пишут в широко доступных справочниках, «основное отличие от системы GPS в том, что спутники ГЛОНАСС в своём орбитальном движении не имеют резонанса (синхронности) с вращением Земли, что обеспечивает им бо́льшую стабильность». Стабильность - это замечательно. Однако насколько российский ГЛОНАСС является российским, какая в нём доля отечественных компонентов?

Об этом не было упомянуто, хотя известно, что в ближайшие несколько лет спутники российской навигационной системы ГЛОНАСС в рамках программы импортозамещения планируется «практически полностью» перевести на отечественные компоненты. Сколько же их сейчас? Портал 3dnews в апреле текущего года цитировал  генерального директора «ИСС» имени академика М.Ф. Решетнёва Николая ТЕСТОЕДОВА. По его словам, «уже сейчас доля отечественных компонентов в спутниках превышает 60 %». «Роскосмосом разработана и предприятиями отрасли выполняется программа импортозамещения, по которой к 2022 году в космических аппаратах ГЛОНАСС должно быть не более 10 % иностранных комплектующих», — рассказал  Тестоедов. 

Получается, что зависимость от иностранных комлектующих такой важной системы не будет полностью устранена даже до 2022 года!

Заместитель генерального конструктора по автоматизированным системам управления и связи Вооруженных сил РФ Владимир ДРОЖЖИН упомянул как о достижении  о российских микропроцессорах «Эльбрус» для военной техники: российские компании «хорошо освоили их производство», эти микропроцессоры «удовлетворяют основным требованиям» по экологическому, радиационному, СВЧ-воздействию. Однако отставание даже этой передовой разработки сам представитель ГК «Ростех» оценил в «пять – семь лет».

Уместно упомянуть, что основы «Эльбруса» были заложены еще советскими конструкторами: на рубеже 1977 - 78 годов появился суперкомпьютер «Эльбрус-1» (5,5 млн. операций в секунду, оперативная память 64 Мегабайта); на рубеже 1984 - 85 годов — «Эльбрус-2» (уже 125 млн. операций в секунду, 144 Мегабайта). Как отмечают источники, сама конструкция была создана на основе американского прототипа, суперкомпьютеров Burroughs, отсюда и корни созвучного названия - «эль Берроуз», «Эльбрус».

И хотя в  90-е годы разработчики не ограничивались созданием аналогов, шли дальше, совершенствовали архитектуру процессора, всё же принципиально новым «Эльбру»с не назовёшь.

 

В заключение пленарного заседания ведущий Игорь Агамирзян предложил отметить необходимость разработки отечественного программного обеспечения. Важно, что такой акцент был сделан. Правда, осталось неизвестно, какова же в целом картина развития программного обеспечения – опять же, системной оценки ситуации на этом направлении не прозвучало.

«Слова высокие, очень умные…»

Перед самым последним выступлением на пленарном заседании из зала задали вопрос: скажите, что же всё-таки такое – цифровая экономика? Прослушав семь докладов, почтенный участник конгресса так и не понял этого. «Цифровая экономика – это всё то, о чём все выступавшие говорили», - разъяснил ведущий. И добавил: «Экономика – она всегда экономика. Цифровая – относится к инструментам». Вряд ли задавшему вопрос человеку стало легче. Простые вопросы, требующие заглянуть в суть вещей – они всегда самые трудные…

Возможно, компетентно смог бы ответить на такой «каверзный» вопрос заявленный в программе представитель Минпромторга РФ, но от профильного министерства на национальный конгресс никто не пришёл.

Завершая рассказ о пленарном заседании, приведём его оценку одного из участников: «Слова высокие, очень умные, но никак не относящиеся к реальности». Другой участник высказался более резко, уж извините: «Это гружево, которое никак не переваривается».

Левитация в действии

На заседании секции «Пути развития машиностроения и ОПК России в современных условиях. Высокотехнологичная промышленная продукция» меньше всего как раз говорилось о машиностроении, о реальном производстве высокотехнологичной  продукции. По заявленной теме высказывались общими фразами, типа: «Новые технологии создают точки роста, опережающего развития». Где эти «точки роста»?

Больше докладов посвящалось бизнес-моделям, экспертно-аналитическим центрам, «уникальным технологическим компетенциям», «центрам глобального превосходства», инфраструктуре, логистике, транспорту – например, проекту «магнитолевитационной транспортной системы», которую представил профессор ПГУПС Анатолий ЗАЙЦЕВ. Правда, когда ему задали вопрос, сколько заключено договоров на использование «левитации», оказалось, что пока ни одного.

Парить над заявленной тематикой было, наверно легче, чем говорить о путях развития машиностроения и электроники -- о создании новых заводов, выпускающих новую продукцию. Они есть или их нет? Даже слов таких не было слышно. 

Ближе всего к заявленной теме, пожалуй, оказался доклад представителя Татарстана – председателя правления машиностроительного кластера Сергея МАЙОРОВА. Речь шла не только о технологиях ремонта и обслуживания промышленного оборудования, но и об успешной практике внедрения новых разработок. Занимаясь только этим (ничего не производя!), команда из 700 человек смогла за прошлый год заработать 7 млрд. рублей.

Подводя итоги, надо отметить, что, к счастью, всё-таки  наше высокотехнологичное производство  ещё живо -- в этом убеждают примеры, о которых удалось узнать, общаясь в кулуарах с участниками конгресса. Вот один из примеров.

Как рассказал  Александр ЛЕКАЕ, представлявший ПАО «Мстатор» из небольшого города Боровичи (население чуть больше 50 тыс. человек, Новгородская область), на предприятии производят микроэлектронику -- в частности, микротрансформаторы, которые находят применение в системах телекоммуникаций, управления и связи. У предприятия есть проблемы; не хватает  заказов на внутреннем рынке.

Однако «Мстатор» поставляет часть своей продукции на экспорт: во Францию (ленты из аморфного материала), в Германию и Финляндию! И пусть Александр скромно уточняет, что экспортируют продукции «немножко», всё равно это прецедент, притом очень приятный.

Экспортируемая лента из кобальта, обладающего высокими магнитными свойствами, используется для изготовления сердечников трансформаторов. Сфера применения такой продукции довольно узкая и специфическая, «это типичная b2b-продукция», - пояснил представитель ПАО «Мстатор».

Предприятие, которое сегодня вышло на мировой рынок, в  тяжелейших условиях выстаивало в 90-е годы, но смогло сохраниться, развиться и в конечном счёте сохранить свой профиль. Участвуя в конгрессе, Александр нашел потенциальных заказчиков продукции предприятия. Не зря он приехал на этот представительный форум…

Любовь КИЗИЛОВА

Иллюстрации:

на пленарном заседании;

на площадке «Территории развития бизнеса» - участников конгресса консультируют представители институтов развития.

Фото «Свой проект»