За державу обидно

Индекс есть – были бы товары…

10.10.2017

На пресс-конференции в понедельник был представлен исследовательский проект Индекс Опоры RSBI Export. Он направлен на изучение экспортно ориентированных компаний, работающих в секторе малого и среднего предпринимательства (МСП). Правда, исследовать пока практически некого – у нас в стране таких компаний всего-то 0,5% от их общего числа. Для сравнения: в Германии – каждая третья, в Японии – около 70%.

Индекс настроений компаний-экспортеров в секторе МСП представили президент «Опоры России» Александр КАЛИНИН, генеральный директор Российского экспортного центра (РЭЦ) Петр ФРАДКОВ и председатель правления Промсвязьбанка, член президиума «Опоры России» Дмитрий АНАНЬЕВ.

До сих пор не было инструмента, позволяющего регулярно и системно проводить замер настроений именно экспортеров МСП. Но уже три года действует индекс настроений малого бизнеса RSBI (Russian Small Busines Index), который выпускает «Опора России» с 2014 года.

Он основан на ежеквартальных опросах предпринимателей по всей России. Индекс фиксирует фактические изменения и ожидания бизнеса в отношении объема продаж, расширения или сокращения штатов, доступности финансирования и готовности инвестировать собственные средства.

Безусловно, это полезный и интересный опыт, который станет основой для нового индекса, отражающего настроения малых экспортеров. Инициативу «Опоры России» по созданию RSBI Export, поддержанную Российским экспортным центром и Промсвязбанком, можно только приветствовать. Всё начинается с анализа, без него трудно представить объективную картину реальности.

 

Однако и без индекса очевидно: малых компаний, экспортирующих продукцию, особенно в несырьевом, высокотехнологичном  секторе,  по сути нет – и это в огромной, богатой интеллектуальными ресурсами стране, где даже школьники и студенты способны генерировать идеи, создавать интересные разработки.

К сожалению, на пресс-конференции не было упомянуто об остром дефиците конкурентоспособных товаров с высокой степенью переработки, инновационной продукции, которую могли бы создавать и продвигать на мировой рынок наши малые компании.

А между тем наработки у многих есть, и причем в самых передовых отраслях (например, в производстве расходных материалов для 3D-печати). Нашим малым компаниям не хватает сил, чтобы пробиться сквозь законодательные и бюрократические барьеры, сквозь безучастие чиновников, сквозь препятствия, противоречащие здравому смыслу, не позволяющие многим предпринимателям даже оформиться «по-белому», стать на ноги, честно платить посильные налоги и развиваться. Потому особо не рвутся малые компании себя рекламировать, предпочитают оставаться в тени – какой уж тут экспорт…

При этом в стране поднимается на щит девиз «цифровизации» экономики – кстати, про предыдущий девиз, «новую индустриализацию», звучавший  еще лет пять назад, уже, кажется, все забыли. А кто же будет воплощать эту цифровизацию и индустриализацию?

Почему в других странах малый бизнес может занимать уверенные позиции в экспорте инновационной продукции, а у нас нет? Например, по данным некоторых источников, в Китае сектору МСП принадлежит 65% патентов, 75% технических новшеств и более 80% новой продукции. На долю МСП приходится 62,3% общего объема экспорта Китая.

 

Александр Калинин сказал на пресс-конференции об административных барьерах: «Они у нас не уменьшаются». Президент «Опоры России» говорит об этом далеко не первый раз. Главу одного из четырех  ведущих бизнес-объединений страны кто-нибудь слышит?

 

По словам президента "Опоры России", валютный и экспортный контроль в нашей стране не соответствуют требованиям XXI века, экспортерам мешает «оформление большого количества бумаг и несуразных требований». Президент «Опоры России» убежден: «Пересмотр экспортного контроля, валютного контроля – просто назрел».

 

В эксклюзивном комментарии «Своему проекту» Александр Калинин ответил на вопрос: какую продукцию несырьевого сектора может сегодня экспортировать наш малый бизнес – наиболее «ударные» примеры? В числе примеров оказались: мёд, печенье, мороженое, крупы. Кроме продуктов питания была названа еще металлопродукция – профили, металлочерепица. В качестве производителя металлочерепицы упомянута компания ИНСИ (правда, вряд ли ее можно считать малой: на своем сайте она именует себя «холдинг федерального уровня»). Особо упомянуты были приграничные области, обладающие экспортным потенциалом. Что же они могут экспортировать? Амурская –  молочную продукцию, Калининградская – янтарь, сельхозпродукцию. Ну а  рыба, которую в Калининградской области можно купить по вменяемым ценам на каждом углу – ее почему не экспортируют? А по рыбе – большие проблемы с квотами на вылов.. И Александр Сергеевич опять напомнил про административные барьеры.

 

Конечно, приятно узнать, что наш малый бизнес способен экспортировать мед и крупы. Но мед, лес, пеньку и зерно успешно экспортировала еще дореволюционная Россия. Где прогресс?

 

В ходе представления нового индекса была названа задача увеличить число малых компаний-экспортеров – с нынешних 0,5% до 30 - 40%. На чем основан такой оптимизм? На этот вопрос одного из журналистов Дмитрий Ананьев ответил: «30% - это таргет, это цифра не аналитическая». И добавил: «За этим нет реальной аналитики, есть цель». По словам банкира, чтобы этой цели достичь, «надо не три года, а минимум десятилетие».

 

Оценивая ситуацию, Дмитрий Ананьев сказал: «К сожалению, уровень экспорта в нашей стране минимален». Банкир утверждает: «Это безобразие».

 

Любовь КИЗИЛОВА

Иллюстрация: дан старт экспортному индексу. Фото "Свой проект"